Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Битва за российский престол

Потомок императора

21/10/2017 / Дмитрий Волчек / svoboda.org

В 1911 году Матильда Кшесинская тайно родила дочь от императора Николая Второго, однако ребенка по имени Целина удочерил старший брат Матильды, Иосиф. Такую историю рассказывает бывший депутат Госдумы предприниматель Константин Севенард, внук Целины Кшесинской.

Матильда Кшесинская эмигрировала, Иосиф остался в СССР, Целина вышла замуж за знаменитого гидростроителя Константина Севенарда, потомка обрусевших французских дворян, родила троих детей и умерла в 1959 году. Ее сын, Юрий Севенард (р. 1935), пошел по стопам отца, стал гидростроителем, возводил дамбу на Финском заливе, был соперником Анатолия Собчака на выборах мэра Ленинграда в 1991 году, дважды избирался в Госдуму, а в 1996 году участвовал в выборах губернатора Санкт-Петербурга. Убежденный коммунист, занимал руководящие должности в КПРФ.

Его брат Федор Константинович Севенард (р.1951) в 2017 году участвовал в генетической экспертизе на предмет родства с царской семьей, эта затея рекламировалась телеканалом НТВ, который обещал обнародовать результаты, однако не сделал этого до сих пор. Как утверждает Константин Юрьевич Севенард, в экспертизе участвовал и его отец, но и в этом случае результатов нет.

Внимание к истории, которую рассказывает Константин Севенард, возросло не только благодаря фильму "Матильда", но и в связи с тем, что его дочь, 19-летняя Элеонора Севенард, стала балериной, подобно Кшесинской, и 20 сентября дебютировала в Большом театре. "Хочется верить, что трудолюбие и упорство у меня от Матильды Феликсовны", – сказала балерина, которую Николай Цискаридзе называет одной из своих лучших учениц.

Историки к рассказам Константина Севенарда относятся скептически. В дневниках Матильды Кшесинской и Николая Второго нет упоминаний о том, что их роман продолжался после брака императора. Впрочем, Константин Севенард утверждает, что существуют тайные дневники Матильды, которые будто бы находятся у друга Владимира Путина Геннадия Тимченко (представители Тимченко говорят, что это неправда).

Одна из самых фантастических деталей в рассказах Константина Севенарда – история о том, что он нашел в 1989 году в тайнике на Варшавском кладбище свидетельство о браке Николая Второго и Кшесинской и другие сенсационные документы и передал их друзьям Владимира Путина из КГБ.

Петербургские журналисты называют Константина Севенарда "бароном Мюнхгаузеном". Следует, по-видимому, рассматривать эту историю как фэнтези, в котором переплелись все сюжеты российской истории последнего столетия. Но именно таким фэнтези и является подлинная история Севенардов – семьи французских маркизов, чудом избежавших сталинских репрессий, сделавших великолепные карьеры в СССР, а затем в постсоветской России и участвовавших во многих важных событиях: Константин Севенард утверждает, ко всему прочему, что он был героем войны в Афганистане, а в 1991 году – ключевой фигурой, остановившей военный переворот в Ленинграде.

К такому же жанру фэнтези можно причислить и историю борьбы депутата Поклонской, движения "Сорок сороков" и секты царебожников против фильма "Матильда".

Как ни относись к высказываниям Константина Севенарда, он великолепный рассказчик и свой талант в очередной раз продемонстрировал в интервью Радио Свобода:

– Константин Юрьевич, когда вы узнали, что вы, возможно, прямой наследник императора? В вашей семье в советские времена об этом говорили открыто или это было тайной?

– Разумеется, открыто в то время о таких вещах говорить не могли, тем более с детьми. Мой дед вообще этой темы избегал всегда. Несмотря на то, что у меня с ним были очень дружеские, доверительные отношения, он мне рассказывал крайне мало. Один раз рассказал, что его во время войны вызывали в НКВД, в 1941 или 1942 году, был серьезный разговор, где ему сказали: "Мы все знаем, Константин Владимирович, но пусть вас это не беспокоит, продолжайте работать". А что они знали, он мне не конкретизировал. У него была сестра Елена Владимировна Белихова, в девичестве Севенард, моя двоюродная бабушка. Она была более откровенна. Она всю жизнь прожила в Санкт-Петербурге. Лет в 15, наверное, когда я к ней приезжал, она мне рассказывала об этих вещах. Она знала 7 языков, была завкафедрой в Военной академии связи, очень эрудированный человек, прекрасная память, знала много интересных подробностей. Вот в этом возрасте, лет в 15, я впервые эту историю услышал, не просто что мы родственники Кшесинской, а про то, что моя бабушка – дочь Николая Второго, про документы, про события 1917 года.

– Вся Москва сейчас в "Словах о любви": Русская православная церковь изготовила плакаты с портретами Николая Второго и Александры Федоровны, там цитаты из их переписки, демонстрирующие, что у них была неземная любовь. Вы же утверждаете, что Николай Второй не только имел связь с Матильдой Кшесинской в юности, но и изменял супруге. Не боитесь, что вас объявят кощунником?

– Не боюсь! Переписка Матильды и Николая Второго, тоже достаточно откровенная, свидетельствует о чувствах этих людей. Может ли искренняя любовь взять и пройти? Это вопрос риторический. В 1990 году я был организатором выставки, посвященной Матильде Кшесинской, она называлась "Особняк Кшесинской. Люди, судьбы, время". И уже тогда, еще был Советский Союз, впервые прозвучало, что у Матильды Кшесинской была дочь от Николая Второго. Вышла статья научного руководителя этой выставки, это был сотрудник Музея революции, заслуженный деятель культуры Валентин Бобров. Эта статья называлась "Последняя дочь последнего императора", он писал о Целине Кшесинской, в замужестве Севенард. Пусть меня обвиняют! Я вообще считаю, что монополии на истину нет ни у кого, в том числе и у РПЦ. За истину каждый человек, уважающий себя, должен бороться, если он в чем-то убежден. Я в этом вопросе убежден, у нас есть доказательства, фотографии 1911 года, которые опровергнуть сложно. По крайней мере то, что у Матильды Кшесинской в 1911 году родилась дочь, доказуемо с помощью этих фотографий. Сама Матильда и мои родственники утверждали, что это дочь от Николая Второго. Это тоже можно доказать при желании. Это требует каких-то усилий, генетических экспертиз и так далее. Наша семья готова в этом участвовать.

– Я знаю, что ваш дядя, который живет в Нижегородской области, сдал материал для исследования...

– И мой дядя, и мой отец сдавали материалы для исследования ДНК. Другой вопрос, что результатов официальных им не выдают.

– Как вы это объясняете?

– Прежде всего я уверен, что нет образцов, с которыми можно сравнивать однозначно, потому что никто пока окончательно не сказал, что те останки, которые захоронили как останки Николая Второго, на самом деле его останки, там очень много сомнений. Вторая причина – нежелание признавать, что есть прямые потомки Николая, это создает много проблем для власти. Потому что, признав это, надо признать и многое другое, о чем я рассказываю. В 1989 году я нашел документы в тайнике, в склепе на старом Варшавском кладбище, где было завещание Николая Второго, указ, где он делал своей наследницей Матильду Кшесинскую, называл ее женой перед Богом. Была выписка из церковной книги о том, что в начале июня или в конце мая 1917 года церковь освятила брак его с Матильдой, и много других документов. Договор о создании тройственной Федеральной резервной системы, там подписи Николая Второго, президента Вудро Вильсона и кого-то из Ротшильдов, как президента Федеральной системы. Там много уникальных документов. Я их нашел случайно и передал сотрудникам ленинградского управления КГБ, друзьям Путина, среди них был будущий олигарх Михаил Ковальчук. Мне этих людей рекомендовал Сергей Мельник, он был зам генерального директора военного завода "Северная верфь" по кадрам в звании полковника КГБ. Просто так получилось, что он отец моего приятеля, я знал, что он сотрудник КГБ, поэтому я на него через своего приятеля вышел, он ко мне этих людей направил, я им передал документы. Какие-то передал, остальные, которые я не мог вывезти из-за их плохой сохранности, они вывозили сами.

– И вы думаете, что люди из спецслужб специально скрывают эти документы, чтобы не провоцировать монархические настроения?

– Да, монархические настроения в обществе сильны, гораздо сильнее, чем власти бы этого хотелось.

– Сейчас вы считаете себя оппозиционером?

– Трудно сказать. Я не занимаюсь политикой. Мне многое не нравится. Оппозиционер – тот, кто может что-то конструктивное предложить, у кого есть программа, которая вступает в противоречие с действующей. Мне многое не нравится, но, поскольку я не занимаюсь политикой, я не оппозиционер. Оппозиционер кому? Я вижу определенную слабость власти на сегодняшний момент по внутренним вопросам. Мне не нравятся явно властные амбиции религиозных организаций, в частности, РПЦ. И то, что РПЦ так далеко зашла, – это или слабость, либо ошибка власти. Катализатор, проявивший эти процессы, – фильм "Матильда". За это я фильму благодарен вне зависимости от того, хорошо или плохо он снят. Это большая проблема для страны, для общества, и то, что это проявилось сейчас, а не позже, может быть, и хорошо.

– Вы знаете, что существует так называемая секта царебожников, считающих, что Николай Второй был искупителем для России, они фактически приравнивают его к Христу.

– Я не вступаю ни в какие споры ни с этими людьми, я вообще стараюсь не вести споры на религиозные темы. Просто у нас в семье есть конкретная информация, она касается нашей семьи, у меня много оснований считать, что она правдивая. Во всяком случае мои родственники искренне в нее верили, и у нас есть фотодокументы, которые это подтверждают.

– Константин Юрьевич, а как ваш отец к этому относился, ведь он убежденный коммунист и после запрета КПСС занимал руководящие должности в КПРФ?

– Он убежденный коммунист. А я не вступал в партию никогда, хотя меня пытались принудить всякими способами. Я был офицером подразделения спецназа, единственным не членом партии в Афганистане. Меня пытались заставить, но я не вступал.

– Тем не менее ваш отец сдал генетический материал для того, чтобы подтвердить свое родство с Николаем Вторым.

– Есть у него чувство долга перед его предками, перед его мамой, которая умерла в безвестности, у нее очень скромная могила фактически на сельском кладбище. Очень далекие родственники Николая Второго, которые к нашему государству имеют очень опосредованное отношение, потомки того же Кирилла с государственными почестями, за государственный счет похоронены в Петропавловском соборе. Я считаю, что это несправедливо. Если такое значение власть придает монаршим генам, то моя бабушка заслуживает не меньших почестей и не худшего места для захоронения. Мой отец эти взгляды разделяет. Если уж по справедливости, давайте тогда так и поступать. Он не изменял своим взглядам, он действительно коммунистических убеждений, мы с ним спорим на кухне, но это нам не мешает любить друг друга.

– Помню, как вашего отца жестко критиковали во время перестройки за строительство дамбы в Ленинграде, и помню его конкуренцию с Собчаком и борьбу за пост губернатора Петербурга.

– После августа 1991 года у Собчака возникла идея строительства либеральной монархии. Он с этой идеей ко мне обратился. Я сказал, что не знаю, я не искушен в политике. В принципе можно в каком-то виде поучаствовать, но, на мой взгляд, надо соблюсти два условия: во-первых, Юрия Константиновича убедить в этом, потому что я не могу перепрыгивать через поколение, неэтично. А во-вторых надо с дальними родственниками Романовыми договориться. Я до этого там бывал, общался со многими, мне письмо передали Матильды Феликсовны очень интересное, связанное с событиями 1918 года.

Собчак попросил меня встретиться с Владимиром Кирилловичем в Париже, я туда слетал, с ним встретился. После этого Владимир Кириллович слетал в Петербург, его тут шикарно принимал Собчак. Они договорились о каких-то совместных действиях. Я так понял, что в принципе они готовы были совместно эту монархическую тему каким-то образом развивать с моим участием.

Потом Собчак попытался договориться с моим отцом. Он начал издалека, и отец его послал сразу достаточно крепко, поэтому у Собчака неприязненные чувства к нему возникли. Вот эта травля дамбы, травля Севенарда, она как и Ельциным проводилась, которому в принципе все эти темы были очень нежелательны, так и Собчаком. При этом пытались ниточку со мной не обрывать.

Там такая история запутанная была. Владимир Кириллович умер в 1992 году, с ним эта история прекратилась. Анатолия Александровича в 1996 сняли, на выборах очень проявилась воля Кремля, Юрий Константинович тоже участвовал в этих выборах губернатора Санкт-Петербурга, а я руководил его штабом. Причем я ему сразу сказал, что у коммунистов свой штаб, у нас свой, потому что я с коммунистами вместе работать на выборах не буду. В какой-то момент я увидел, что штаб коммунистов реально работает не за, хотя у отца была большая популярность именно в коммунистической среде, а против него. Его сделали официальным кандидатом, а реально работали на бывшего председателя исполкома Ходырева. Когда я увидел, что агитация за отца не ведется, я занялся кампанией, вел немножко по другому направлению, как раз по теме Кшесинской, подводил к тому, чтобы во втором туре, если бы он прошел, дать информацию о родстве с Николаем. Финское телевидение очень хороший фильм "Матильда" сняло, мы его крутили, сняли фильм "Реки и судьбы" о гидростанциях, которые отец и дед построили. В последний момент по всем данным он должен был пройти во второй тур с Собчаком, а дальше я предполагал, что они договорятся, предварительная договоренность такая была мною достигнута. Я был начальником штаба у отца, а у Собчака начальником штаба фактическим (я не знаю, как по документам) был Путин. Поэтому мы через определенных лиц достигли договоренностей. Но на отца, видимо, надавили: я теперь уже знаю, кто и как, но тогда мне было непонятно. В последний момент, когда у него было эфирное время, он вдруг, совершенно не согласовывая со мной, изменил всему, что мы делали во время предвыборной кампании, такими коммунистическими штампами дезавуировал фактически все. Он потерял тогда более 50% голосов тех, кто готов был за него голосовать, и занял четвертое место. На него надавили серьезно, как потом выяснилось, убедили разными аргументами так поступить.

– А как вы сами попали в политику, стали депутатом Госдумы?

– Я в 1998 году избрался в Законодательное собрание Петербурга, предложил несколько законов об управлении госимуществом. Но все мои законы торпедировались просто по тому принципу, что я Севенард. Там были такие депутаты, которые говорили: за эти законы нельзя голосовать потому, что их предлагает Севенард.

– Из-за неприязни к вашему отцу?

– Из-за меня, из-за моего отца. Ни одного закона моего в Законодательном собрании Санкт-Петербурга не было принято. Например, я предложил закон о запрете фашистской символики. Депутаты проголосовали против моего предложения. А потом без меня, когда внес другой депутат, приняли. Я решил избираться в Госдуму, мне это удалось, рейтинг мой в округе был достаточно высокий. В Госдуме я предлагал более доработанные, более развернутые те же самые законы, их тоже не принимали. Причем даже проправительственная фракция "Единство", в которую я вошел для дела, за них не голосовала. А правительство потом все это приняло к исполнению: всё, что я в эти законы вписал, директивами правительства было в результате реализовано. У нас сейчас есть замминистра экономики, который курирует реестр госсобственности, создания которого я добивался. Они все это в итоге взяли, но без моего участия.

– И сегодня опять игнорируют ваши заявления об отношениях Николая Второго и Кшесинской. Поклонская уже 43 заявления подала в прокуратуру с требованием запретить "Матильду".

– Фильм – это повод, это не причина. Эта тема страшна для церкви, потому что церковь, которая существовала до революции, была частью государства, и руководителем церкви был император всероссийский. Церковь была полностью уничтожена после Октябрьской революции, от нее остался только небольшой аппендикс, Русская зарубежная церковь, которая в силу определенных причин поддержала агрессию фашистской Германии против Советского Союза. Сталин в срочном порядке создал новую церковь на пепелище по сути, которая противопоставила себя профашистской зарубежной. Ее возглавил патриарх, а не император. Вообще эти темы страшны для церкви. Сейчас огромные объемы собственности ей передаются, частично она финансируется государством в нарушение Конституции, потому что у нас церковь отделена от государства. Конечно, выгодно, чтобы все умерли: всех похоронить и начать с чистого листа. А тут выясняется, что и потомки прямые есть, даже, оказывается, завещание Николая есть и законные наследники. Русская зарубежная церковь пыталась соблюсти законы Российской империи, на территории Сербии в 1921 году Кирилл Владимирович, великий князь, самопровозгласил себя императором по просьбе некоторых священнослужителей, которые хотели воссоздать церковь за рубежом. Он, кстати, знал о том, что Матильда Феликсовна является законной наследницей, знала и мама Николая Второго и не одобрила его самопровозглашение. А церковь зарубежная категорически не хотела, чтобы Матильда возглавила церковь – это ни в какие ворота не лезло с их точки зрения. То есть тут такой клубок вопросов на самом деле, за одну ниточку потянешь, и такой ком обрушится! Церковь в очень непростой ситуации. Видите, они игнорируют то, что я сейчас говорю. Вы сейчас обсуждаете, спала Матильда Феликсовна или не спала с царем, а вы лучше обсудите то, что она, используя его указания, являясь наследницей, смогла организовать финансирование производства вооружений, которые ленд-лиз смогли обеспечить, золотой вклад Николая пошел на обеспечение производства в Соединенных Штатах продукции, которая по ленд-лизу поставлялась в Великобританию и Советский Союз, это помогло изменить ход военных действий в 1941 году. Неужели это менее важно, чем степень их интимной близости в юношеском возрасте? Это же вообще игнорируется.

– Вы бы хотели восстановления монархии?

– У меня какие-то мысли на этот счет были, когда этого хотел Собчак, во всяком случае он это рассматривал как дорожную карту, а я тогда к этому относился скептически. А сейчас я увидел, в том числе и за такой гипертрофированной активностью православных активистов, что демократия нуждается в серьезной постоянной защите. Защитить ее в полной мере может только человек с монархическим статусом. Либеральная монархия по типу Швеции и Великобритании, наверное, для России была бы удобна. Потому что у нас, к сожалению, демократия сама по себе естественным образом почему-то никак не может прижиться. Когда первое лицо – сам участник демократических процессов, то ему внутренних стержней для того, чтобы обеспечить справедливость этих процессов, видимо, не хватает. Поэтому первое лицо государства должно быть вне этих процессов и вне идеологии. Наверное, это для России было бы полезно.