Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






"День народного единства!" Что же мы празднуем

«День народного единства»: как Свиньины – Захарьины на английские деньги власть в Московии захватили и Романовыми – «Римскими» стали 

03/11/2018 Снорус / aftershock.news

В 1602 г. агент английской «Московской компании» Джон Меррик («Ивашка Ульянов») пытался получить прежние пошлинные льготы у царя Бориса, но вместо этого получил от ворот поворот. 

 

13 апреля 1605 г. царь Борис принимал более двадцати послов - речь шла о подготовке мирных договоров, восстанавливавших ордынскую систему межгосударственных отношений. Именно в этот день на банкете заговорщики во главе со Свиньиными - Захарьиными и отравили его, судя по симптомам, сулемой. На царство венчают в Москве сына Бориса - Фёдора. Далее последовал государственный переворот и убийство юного царя Фёдора и его матери.

С этого момента и начался период русской истории, именуемый «Смутным временем».

Согласно сибирской Погодинской летописи, в 1612 г. в Москве было противостояние поляков, с одной стороны, и союза москвичей с немцами с другой. (Немцами в это время называли уже любых наёмников из Западной Европы.) Кто же были эти загадочные немцы, союзники москвичей?

Вот что пишет, например, ИРЛ: «К концу XVI в. и в XVII в... на службу в малознакомую полуварварскую страну, к русскому государю шли с Запада не лучшие люди, а являлся разный сброд, своего рода казаки западноевропейские, как их метко называет Соловьёв (имеется в виду историк С. Соловьёв - Ярослав Кеслер, далее ЯК), «извечным занятием которых было - служить в семи ордах, семи королям, искать хорошего жалованья в службе разных государей; служилые иноземцы были совершеннейшие космополиты, отличавшиеся полным равнодушием к судьбам той страны, где они временно поселились...» (С. 253).

И далее: «Злодейство немецкое было действительно, очень велико... Ежегодно приезжало в Московское государство торговых людей англичан человек 60 - 70 и больше. Они устроили свои склады в Архангельске, Холмогорах, на Вологде, в Ярославле, в Москве и др. городах, так что их поселения при Михаиле Фёдоровиче доходили по Волге уже до самой Астрахани...

Прежде английские немцы выменивали свои товары на русские через местных купцов - посредников, теперь стали покупать они сами на местах их производства... Как заявляли русские люди в своей челобитной: «закабаля и задолжа многих бедных и должных русских людей... те товары покупя провозят в свою землю беспошлинно, а иные русские товары они, аглинские немцы, у города (т. е. у Архангельска) продают на деньги галанским (т. е. голландским), бараборским (т. е. брабантским) и анбурским (т. е. гамбургским) немцам... всеми торгами завладели аглинские немцы...» (С. 254, курсив мой - ЯК).

В приведенных цитатах содержится очень важная информация. Во - первых, главными виновниками «злодейства немецкого» названы англичане, которые установили монополию на волжско - двинский водный транспортный путь и закупки экспортного сырья на территории России, оттеснив голландцев.

Во - вторых, поселения англичан по всей Волге, (со складами, охраняемыми наёмниками), были фактически английскими колониальными фортами. (Например, И. Масса пишет об Английском доме в Вологде, где он зимовал в 1609 г., как о хорошо охраняемой крепости, НВС. С. 148.)

«Первоначально (от Михаила Федоровича - ЯК) получили право торговли в Московском государстве только двадцать три человека, которые и были поименованы в жалованной грамоте... да и те уже не ездили в Россию, а приезжали совсем другие люди, не имевшие никакого права на это, называясь братьями, племянниками, приказчиками лиц, записанных в грамоту... В Москве нередки были кутежи и попойки немецких солдат, и после них пьяные иноземцы буйно расхаживали по городу и били всякого, попадавшегося им навстречу» (С. 255).

(И это за 100 лет до Петра I!)

А вот свидетельство другого официозного источника: «...Москва не вызывала на западе политического интереса. Зато её значение, как рынка для приобретения сырья... и как страны, владеющей путями в Азию, особенно же в богатую шелками Персию, неизменно росло в сознании западного коммерческого и политического мира... За оказанные услуги (Михаилу Федоровичу - ЯК) надо было платить жалованными грамотами на торговлю.

Больше всех получили англичане: они приобрели право свободного и беспошлинного торга; голландцы выхлопотали себе ту же льготу только на три года (с 1614 г.), а затем платили половинные пошлины; ряд специальных привилегий получили отдельные торговые люди - иноземцы за те, или иные услуги московскому правительству (прежде всего Стрейганы - Строгановы)» (ГДР. С. 58).

Англичане вели себя в Московии, как в своей колонии: например, некая полковница Лесли «в противность русской вере заставляла подвластных ей крестьянок есть в постные дни мясо... а что ужаснее, однажды схватила она со стены икону их, бросила в топившуюся печку и сожгла» (ГДР. С. 257).

И единственный, кроме Строгановых, кто дал ссуду Михаилу Фёдоровичу, чтобы он расплатился с наёмниками за свой приход к власти, был английский король Яков I Стюарт, выделивший для этой цели крупную сумму - 20 тысяч рублей, причем из личных средств (т. е. это был не государственный, а частный заём!).

Иными словами, приход Романовых к власти был в немалой степени оплачен частным капиталом, преимущественно английским. Заметим, что в отличие от Михаила Романова, в 1601 г. царь Борис отказал англичанам в предоставлении им монополии на внешнюю торговлю Московии (НВС. С. 51).

В 1605 - 1620 гг. с внешней стороны в Московии происходила отчаянная борьба за власть и имущественные права между «польско - литовской» и «шведской» партиями. Борьба эта шла с переменным успехом: на первом этапе преимущество получила «польская» партия, посадившая в Москве своего ставленника в 1605 г., затем «шведская» партия сначала было взяла реванш с приходом к власти Василия Шуйского в 1606 г., но «польская» уравняла шансы с выдвижением «Тушинского вора» в 1608 г. и даже добилась, путем устранения Шуйского «разменом» его на «тушинца» в 1610 г., признания Владислава великим князем Московским. «Шведская» партия при этом получила некоторую компенсацию в виде Смоленска в 1611 г. Новгородцы в это же время вели со шведами переговоры о приглашении на московское княжение шведского наследника Карла - Филиппа.

А что же с внутренней, русской стороны? Юго - западные русские города - республики (т. е. Белая Русь - Литва) весь этот период поддерживали «польско - литовскую» партию, и в конце концов не признали Романовых!

Северо - западные русские города - республики (Новогородия) весь тот же период поддерживали «шведскую» партию и также не признали Романовых!

Казаки выступали на стороне и тех, и других: например, запорожцы были в союзе с поляком Жолкевским, у донцов были свои вожди типа «Петра Федоровича», Ивана Болотникова и т. д.

Города Поволжья от Твери до Астрахани, и северные провинции до 1611 г. занимали в целом выжидательную позицию. В частности, Дмитрий Пожарский исправно служил и царю Борису, и Дмитрию I, и Шуйскому, не нарушая при этом присяги!

Характерно и то, что все временщики в Москве (не исключая и утвердившегося наконец Михаила Романова), давали на себя «запись», т. е. обязательство ограничения своей власти республиканским Земским Собором!

В 1611 г., когда наконец ярославская часть Новогородии и Володимерия поддержали польскую партию, оставшиеся не у дел при «польско - шведском» разделе влияния москвичи (лидер - Трубецкой), рязанцы, также долго выжидавшие (лидеры - братья Ляпуновы), и часть казаков (лидер - Заруцкий) бросились за своей долей в Москву, где переругались, и их «ополчение» распалось.

Принципиальный момент 1611 г. - выход на обескровленную долгими разборками московскую сцену английской партии. До 1610 г. основная деятельность английских колонизаторов Поволжья не прерывалась - они исправно вывозили через Архангельск в Англию позарез необходимое Британии стратегическое сырье: селитру и серу с Нижней Волги для изготовления пороха, лён для изготовления канатов, необходимых как такелаж строившегося флота, скупавшийся ими на корню, сыромятную кожу для конских сбруй и т. д.

Когда же смена власти в Москве всерьёз стала угрожать английской монополии на Волге, именно английская «Московская компания» дала деньги на вооружение наёмной армии, которую позже назвали «всенародным ополчением».

Приведём характерное свидетельство о Нижнем Новгороде: «Назначаемые на офицерские должности иностранцы получали в Нижегородском уезде земельное жалование (далее приводятся примеры выделенных иноземцам имений - ЯК). В 1614 г. в составе Нижегородского гарнизона было 500 русских стрельцов и 200 иноземцев. В 1620 г. их количество не уменьшилось, хотя в 1619 г. 500 нижегородских стрельцов перевели на жительство в Калугу» (Нижний Новгород. Архитектура XIV — начала XX в., Н. Новгород: Нижегородские новости, 1994. С. 12).

Характерно, что на первый патриотический призыв Козьмы Минина в Нижнем Новгороде денег на вооружение нового ополчения в сентябре 1611 г. не нашлось. А вот когда во втором призыве Минин предложил продать дворы, заложить жён и детей, то купцы дали денег - английские купцы, причём под этот самый драконовский залог.

На эти деньги в Поволжье и слетелись «казаки западноевропейские»: наёмники типа Я. Делагарди, Я. Маржерета и пр., которым другие партии перестали платить и задолжали. Дмитрий Пожарский вёл переговоры о помощи даже с австрийским императором Матвеем Габсбургом (которого в 1606 г. наконец признал османский султан!).

Это ополчение, в большинстве своём состоявшее из наёмников, будучи экипированным, отправилось наводить порядок не в Москву, а в Казань, где был убит воевода Вельский (вот оно, то самое "взятие Казани "Иваном Грозным" - Снорус), а затем вверх по Оке в Рязань, и вверх по Волге в Ярославль. Это они, а не мифические «татаро - монголы Батыя» разгромили Ярославль и Тверь - восточную часть республики Новогородии - и посадили там своих «начальников».

Как пишет Н.И. Ульянов (Исторический опыт России. Очерк по сборнику «Скрипты». Анн - Арбор, 1981), Королевский совет в Лондоне постановил, что земли вдоль Северной Двины и Волжского понизовья с городами Архангельском, Холмогорами, Устюгом, Тотьмой, Вологдой, Ярославлем, Нижним Новгородом, Казанью и Астраханью должны были отойти под протекторат короля Якова I. Послана была в Архангельск, под видом торговли, вооружённая экспедиция, которой руководили Джон Меррик (глава московского представительства английской «Московской Компании») и генерал по особым поручениям Вильям Расселл (тот самый Рассел, который в конце XVI в. огнем и мечом присоединял к Англии Ирландию).

Весной 1612 г. в Ярославле англичане устроили свою штаб - квартиру, куда прибыла целая команда с Британских островов (МПИ. С. 447 - 448). Эта команда привезла английские корабельные пушки, которые и сегодня можно видеть в музее города Переславля - Залесского - там они числятся как отобранные у поляков, но какие поляки под Переславлем, если по традиционной историографии их геройски остановили защитники Троицкой лавры в 70 - ти км не доходя из Москвы до Переславля? Нет, это англовооружённое ополчение заняло стратегически важный перекрёсток дорог из Ярославля в Москву и из Владимира в Тверь, на котором стоит Переславль - Залесский.

В Костроме англичане и нашли Мишу Романова с маменькой, после чего и состоялась англо - романовская сделка. Самое забавное, что Мишу - то Романова в 1613 г. на Соборе не только избирали заочно, но ещё и почти месяц спустя вообще не могли разыскать, пока его не доставили под охраной из Костромы! (ГДР).

В каком - то смысле англичане выполнили план вестфальца Генриха Штадена по оккупации России, составленный им еще в 1578 г., который А.А. Зимин зря счёл таким уж фантастическим (см. Зимин А.А. Опричнина. М.: Территория, 1001. С. 64).

В результате окончательной победы Романовых в смуте в 1619 г., именно англичане получили всё, что хотели: их монополия на внешнюю торговлю Московии оставалась незыблемой вплоть до английской революции Кромвеля в 1648 г., когда они, по выражению Алексея Михайловича, «своего законного короля Карлуса до смерти убили».

А после реставрации Стюартов в 1660 г. позиции английских колонизаторов в России уже никогда не были такими прочными - их место надолго заняли голландцы, которые жаждали этого ещё со времен царя Бориса...

 

ИРЛ – «История русской литературы» (в 2 – ух томах), Издательство И.Д. Сытина, Москва 1908.

НВС – «О начале войн и смут в Московии», Москва, Рита – принт, 1997. 

ГДР – Государи Дома из Романовых, 1613 – 1913, Москва, Издательство И.Д. Сытина, 1913.

МПИ – «Москва, путь к империи», Торопцев А.П., Москва, Тверская, 13, 2000.

 

Написано по материалам Ярослава Аркадьевича Кеслера.
Авторская работа / переводика