Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Синдром банка Сантандер

Евро – «ЗОНА»

Синдром банка Сантандер:
Сити водит за нос простаков
Деннис Смолл

«Жульничество формирует международные отношения, включая отношения России с США, и я о нем знаю», – заявил 6 февраля авторитетный американский экономист Линдон Ларуш.

«Дело в том, что русских убедили, что есть разливанное море международных денег, накопленных в международных учреждениях, например в испанском банке Banco Santander, контролируемом Лондоном, и эти деньги станут доступными России, после того как англичане и эти ребята свернут шею Соединенным Штатам. Поэтому наблюдается сопротивление некоторых россиян сотрудничеству с США в том, что касается моего предложения об использовании объединенной политической и экономической мощи США, Китая, Индии и России для замены обанкротившейся международной монетаристской системы новой кредитной системой для стимулирования развития, основанного на высоких технологиях.

Их убедили поверить в ложь, в то, что у Banco Santander и тому подобных учреждений британской имперской системы действительно есть обширные ресурсы, которые обеспечат существование России после распада США.

Я не согласен, чтобы дело пошло по этому пути. Я знал, не по цифрам, а по самой природе ситуации, что банк Сантандер и огромная империя, которую он построил в Южной Америке, особенно Бразилии, есть не что иное, как огромных размеров кукла, без серьезных, основательных активов, в сети банков вокруг испаноязычного английского банка под названием Banco Santander, так что я предпринял некоторые шаги».

Ларуш имел в виду предупреждение, с которым он выступил 2 февраля, о разворачивающемся полномасштабном кризисе в еврозоне, который может захватить Бразилию и ударить по России, а также всем остальным. «Разворачивается кризис евро, – заявил Ларуш, – который ударит одновременно по Великобритании и Бразилии, а также Испании и другим странам. Люди должны быть предупреждены. Все это происходит. Греческая ситуация – это мелкая деталь. Это может вылиться в крушение всей системы евро».

Об этом говорят цифры долгов. Например, общая сумма обязательств немецких банков в еврозоне – 540 миллиардов евро, на Грецию приходится только 8% всей суммы, т. е., 43 миллиарда. А вот обязательства Испании составляют 44%, или 240 миллиардов.

«Все атлантическое сообщество сегодня в состоянии разрушения системы евро, подталкиваемого англичанами, – сказал Ларуш. – Система рушится». Следует ожидать широкой волны банкротств, возможно, начнется с разрушения банка Сантандер, долги которого в начале февраля Fitch и другие рейтинговые агентства стали понижать в цене.

Накануне саммита Евросоюза, собиравшегося 11 февраля для решения этих проблем, с повесткой дня, навязанной англичанами, и предложениями спасения всей обанкротившейся банковской системы с центром в Лондоне за счет жестких мер экономии и введения вертикальной наднациональной диктатуры, Ларуш предупреждал европейских лидеров: «Не повторяйте ошибку, которую сделали США, спасая Уолл-стрит. Если это сделать в Европе, Европа утонет, так как Европа более уязвима, чем США. Основное бремя этого удара должны взять на себя кредиторы, получавшие самые большие прибыли, такие как испанский банк Сантандер, управляемый из Лондона. Во всех других случаях европейский кризис повторит американский, только масштабы будут намного большими».

Что такое БРИК

Враги предложения Ларуша о союзе четырех держав проталкивали другой союз – Бразилии, России, Индии и Китая.

«Люди думают, что «Б» в БРИК означает Бразилию, – говорит Ларуш. – Это не так. «Б» – значит Британия. Сантандер – часть Британской империи, это часть британского финансового пузыря. Он вот-вот лопнет, и манипуляции англичан говорят о том, что они пытаются его спасти. Поэтому я сделал то, что сделал».

В самом банке Сантандер имеется собственный проект БРИК, который ведет фонд Марчелино Ботина, личный фонд семейства Ботин, владевших банком Сантандер с его учреждения в 1857 году. С 2006 по 2009 год, фонд под руководством Эмилио Ботина, управляющего банка, проводил ежегодные встречи в штаб-квартире фонда в Мадриде. Каждый раз в центре внимания была конкретная страна БРИК, приглашались видные члены правительства и политики для частных обсуждений с членами фонда и испанскими политическими деятелями, какой должна быть ориентация той ли другой страны. Первый семинар в 2006 году был посвящен Китаю 21-го века, в 2007 году основной темой обсуждений была Индия, в 2009 году обсуждали «политические, экономические и стратегические корректировки курса, которые должна сделать Россия», а в 2009 году на форуме шла речь о «нарождающейся мировой державе» – Бразилии.

«Следует указать на важный пункт – комментировал Ларуш, – блок трех стран России, Китая и Индии, не следует путать с БРИК с точки зрения реальных народных хозяйств этих стран. Проблема в жирном паразите, который сидит у них на шее. Я вижу свою цель в спасении России, Китая, Индии и даже Бразилии (которая поддерживает и полезные экономические отношения с блоком России, Китая и Индии) от британских надувательств».

Сантандер и смрад империи

К концу недели, на которой Ларуш предупредил о надвигающемся крахе банка Сантандер, акции банка упали на 10%, это же произошло с акциями испанских банков и на биржах Бразилии и Европы. Особая ирония в том, что падение Сантандера началось в тот же день (4 февраля), когда банк объявил о широко рекламировавшихся результатах 2009 года, и международной прибыли в 8.943 миллиарда евро (около 12.43 миллиардов долларов), что на 1% больше, чем в 2008 году. Два главных источника прибыли – Бразилия (20%) и Соединенное Королевство (16%). В обоих случаях прибыли устойчивы как зыбучие пески. Мы расскажем об этом ниже.

Что такое банк Сантандер?

Невероятный рост в последние годы вывел этот банк по рыночной капитализации на первое место в еврозоне – недавно он обошел лондонский HSBC – и на девятое место в мире. Это также крупнейшая банковская группа в Латинской Америке, на него приходится 10% общих банковских активов в этом регионе, где основной вид экономической деятельности – торговля наркотиками. В 2007 году Сантандер также вышел на лидирующие позиции в лакомой бразильской банковской системе, где сегодня он контролирует 11% банковских активов.

Номинально это старый испанский банк, основанный Эмилио Ботином Лопесом в 1857 году, сегодня им управляет правнук Ботина, Эмилио Ботин-Санс де Саутуола и Гарсиа де лос Риос – часто о нем пишут как о богатейшем человеке Испании. Но сегодня через Королевский банк Шотландии (RBS) банком управляет лондонский Сити, а также другие старые венецианские финансовые интересы, связанные со знаменитой страховой компанией Assicurazioni Generali, помогавшей привести к власти Бенито Муссолини. Банк Сантандер, таким образом, инструмент древних имперских феодальных финансовых интересов.

«Стратегический союз» Сантандер с RBS существует с 1988 года, после того, когда контроль над банком перешел к Эмилио Ботину. Второго июля 2004 года журнал EIR опубликовал статью «Империя наносит ответный удар: испанские банки проводят реколонизацию Латинской Америки», где говорится, что британская монархия настолько поверила в Ботина и Сантандер, что в мае 2003 года RBS продал все отделения международного банка Coutts & Co. – банкира королевы – в Латинской Америке банку Сантандер.

Сантандер и RBS входят в более широкую банковскую сеть – группу Inter-Alpha, щупальца которой протянулись по всей западной и Восточной Европе и за ее пределами.

Ботин тесно связан с британской монархией и финансовыми аристократами из ее кругов даже вне сферы RBS. Например, у Ботина обширные связи – деловые, социальные и прочие, – с генерал-майором Джеральдом Гросвинором, 6-ым герцогом Вестминстерским, по некоторым источникам богатейшим человеком в Великобритании и крупнейшим землевладельцем страны. Герцог – кузен королевы Елизаветы II, и «один из самых близких друзей принца Чарльза. Гросвинор – крестный отец принца Уильяма», как писала 12 марта 2008 года нью-йоркская Daily News. Там же говорилось, что Гросвинор «пользовался услугами той же фирмы проституток высшего класса, что и [из-за этого уже бывший] губернатор Нью-Йорка Элиот Спитцер … в конце 2006 за шесть недель года заказал себе четырех».

Но эта порнография – мелкий штришок. Вонь имперского гниения обычна в мире британских коронованных особ и их лизоблюдов.

Например, оба миллиардера, Ботин и Гросвинор, владеют огромными феодальными угодьями около города Сиудад Реал в испанской Кастилье – Ла Манше, в 100 милях от Мадрида, которыми пользуются исключительно для охоты. Поместье герцога Вестминстерского «Ла Гарганта» занимает 15 000 гектаров, время от времени там устраивают супер-приватные вечеринки принцы Вильям и Гарри. Поместье Ботина в 30 милях от герцогского, чуть меньше размерами, всего 11 000 гектаров. А в общей сложности, по сведениям ElDigitalCastillaLaMancha.es, в Кастилье-Ла Манше семь миллионов гектаров частных охотничьих угодий, 80% всей территории этой провинции, третьей по величине в Испании.

В этот мир «нет доступа посторонним, власть, деньги и земля идут рука об руку. Бизнесмены, банкиры и аристократы управляют «высшим обществом», большинство их живет в Кастилье-Ла Манше», пишет испанское электронное издание. «На эти охоты можно попасть по приглашению. Охоту организует владелец, это неофициальные встречи партнеров по путешествиям и бизнесу, сама по себе охота – дело десятое». Частый посетитель этих охотничьих мероприятий – испанский король Хуан Карлос.

25 апреля 2008 года в поместье Ботина случился другой посетитель, как писали испанская El Paísи новостное агентство Блумберг. При посадке в частном аэропорту Ботина потерпел аварию легкий самолет, два человека, находившихся на борту, погибли. Самолет вез 200 кг гашиша из Марокко (или 200 кг кокаина по другим источникам). Человека с грузовиком, ожидавшего посадки на взлетной полосе, арестовали, а потом выдворили из страны. Santander Group и фонд Марчелино Ботина отрицали причастность кого-либо из семейства Ботин к этому происшествию.

Имя Ботина всплывает в связи с торговлей наркотиками не впервые. 5 сентября 2004 года ветеран британской журналистики Хуго ОШонесси сообщал, что постоянный подкомитет сената по расследованиям вынес «строгое предупреждение банкам» Сантандер и HSBC за слабый контроль за соблюдением мер по предотвращению отмывания денег и за получение подозрительных переводов на 35 миллионов долларов от лица, подозреваемого в наркоторговле из Экваториальной Гвинеи.

Кроме аристократической охоты, издавна объединяющей социальные, политические и деловые имперские интересы (см. «Закат дома Виндзоров», EIR, Oct. 28, 1994), Ботин и герцог Вестминстерский занимаются и другими делами. В июле 2008 года, его компания недвижимости Grosvenor (то есть, имени его самого, любимого), управляющая активами в размере 26 миллиардов долларов США (включая частную собственность герцога), выпустила первые деривативы на испанскую недвижимость, солидаризировавшись по такому благоприятному случаю с банком Сантандер. Как тогда разъясняло агентство Рейтерс, «свопы на недвижимость позволяют инвесторам наращивать или хеджировать присутствие на рынке недвижимости без утраты времени на дорогостоящую покупку кирпичей и раствора».

В самой Великобритании компания Grosvenor начала выдувать этот новый спекулятивный пузырь еще в середине 2000-х, а затем в США, Франции, Германии и Гонконге. В 2007 году Grosvenor перенесла спекулятивную заразу в Австралию, Японию и Италию, все это во время мирового финансового пузыря, начавшего сдуваться в результате (но не по причине) ипотечной лихорадки в США.

Совместное предприятие в Испании – энергичные усилия по созданию нового пузыря на месте лопающихся испанских и английских пузырей в сфере недвижимости. Рейтерс так излагает дело: «Сторонники нарождающегося европейского рынка деривативов надеются, что дело, затеянное [компанией Grosvenor и банком Сантандер] подстегнет инвесторов использовать свопы недвижимости для компенсации возможных потерь, возникающих от резких корректировок коммерческих цен на жилье в Великобритании и Испании».

В те времена Grosvenor и Сантандер трубили о намерениях бросить все усилия на расширение операций с деривативами на недвижимость. В сообщении для прессы Grosvenor говорилось, что «Эндрю Фенлон, главный управляющий деривативами на недвижимость Santander Global Banking & Markets, заявил: «Мы считаем это первым важным шагом на испанском рынке деривативов недвижимости, это верный знак, что этот рынок будет развиваться в том же направлении, что и рынки во Франции, Германии и даже Соединенном Королевстве. Нам очень приятно работать с Grosvenor, проявившей желание расширить их солидный инвестиционный бизнес в области недвижимости и выступить на рынке синтетической собственности».

Рынок «синтетического имущества»? В схемы с «липовыми» активами такого рода втягивают Россию и других, уже в стратегическом плане? Чем больше на все это смотришь, тем больше Сантандер напоминает зицпредседателей из AIG в самых безобразных аферах британских финансовых спекулянтов.

Грязные приобретения

На следующий день после того, как Сантандер опубликовал годовой отчет за 2009 год, в котором выпячивались прибыли и говорилось, что хотя невозвратные кредиты и выросли на 60%, с 2,04 до 3,24% за год, в целом, положение лучше чем в среднем в Испании, в блоге Financial Times обратили внимание, что акции Сантандер в тот день резко упали, и задали вопрос: а что так напугало акционеров? Комментарий одного из блогеров пришелся в самую точку: «Я бы поостерегался компаний, обеспечивающих рост за счет покупок, и более скептически относился к их данным о невозвратных кредитах».

Если когда-то и был банк, раздувавшийся за счет скандальных покупок, одновременно накапливая безнадежные кредиты и прочие фальшивые активы, то это Сантандер.

В 1999 году Сантандер и испанский Banco Central Hispano (BCH) заявили о «слиянии равных», и создали банк Santander Central Hispano (BSCH). Но очень быстро появились разногласия, и Ботин вывел бывших управляющих BCH, подмазав санки «выходным пособием» в размере 164 миллионов евро. Позже Ботина обвинили в «растрате» и «безответственном управлении», но в апреле 2005 года все обвинения были сняты. А через год прокуратура Испании сняла с Ботина обвинение в инсайдерской торговле.

Потом был скандальный случай с банком ABN Amro. В октябре 2007 года Сантандер вместе со старым стратегическим партнером RBS и голландско-бельгийским банком Fortis опередили Barclays и другие крупные банки в покупке разорившегося гигантского голландского банка. В результате сделки бразильский филиал банка ABN Amro, Banco Real, отошел Сантандеру. После этой операции Сантандер стал третьим крупнейшим банком на бразильском рынке с контролем 11% банковских активов страны, т. е., получил давний лакомый кусок. Во время парламентских слушаний в Голландии 3 февраля 2010 года, бывший управляющий ABN Рийкман Грёнинк признался, что консорциум Santander-RBS-Fortis действовал так «странно и безответственно, что трудно представить». По сведениям новостной службы Dow Jones, Грёнинк также сказал, что у этих трех банков изначально была неверная информация, и они предложили абсурдную цену. «Предварительный анализ был недостаточным, и они основывались в основном на старой информации. Они не знали, что покупают», – сказал Грёнинк.

Грёнинк заметил, что в слиянии с Barclays было больше смысла: «Вероятно, такой ход не потребовал бы значительной помощи со стороны государства. В кризис банк вошел бы с высокой платежеспособностью. В этом случае Голландии не пришлось бы тратить 30 миллиардов евро на помощь ABN Amro», что пришлось сделать, чтобы очистить активы для Fortis, к удовольствию Сантандер и RBS.

Правда, с одним из контактов Сантандера, Берни Мадовым, с его связями с отмыванием денег, случилась осечка, и испанский банк потерял более двух миллиардов евро.

По утверждениям Financial Times, Сантандер также «поживился кусочками ослабленной британской банковской системы», в 2004 году он приобрел английский банк Abbey, а затем Alliance & Leicester и Bradford & Bingley в 2008 году. В 2009 году все они слились, был произведен «ребрендинг» под вывеской Сантандера. На 2010 год Сантандер сделал заявку на покупку 318 филиалов, выставляемых на продажу его стратегическим союзником RBS, попавшим в затруднительное положение. На сегодня 84% активов RBS находятся в руках у государства.

Бразильский пузырь?

Годовой отчет Сантандер за 2009 год полон шикарных графиков, предназначенных пустить пыль в глаза обывателям и ротозеям. На одном из них показаны десять самых прибыльных банков в мире, с 2006 по 2009 год, показано как Сантандер переместился с 7-го на 3-е место, уступив в прошлом году только двум китайским банкам, ICBC и CCB (которые в 2006 году даже не входили в десятку). Даже пресловутый Гольдман Сакс в 2009 году отстал от Сантандера по прибылям. Так что между 2006 и 2009 годом Сантандер по годовой прибыли опередил Citibank, Bank of America, HSBC, JP Morgan, Royal Bank of Scotland, и Union Bank of Switzerland.

Эти аргументы Сантандер приводит, чтобы доказать, что только ему удается уверенно держать курс в опасных водах мирового кризиса.

Это вряд ли.

Хотя 30% деловой активности Сантандера приходится на внутренний испанский рынок, прибыли в 2009 году возникли в основном за счет деятельности в Бразилии и Великобритании. На Бразилию пришлось 20% полученной прибыли, которая выросла с 2.370 миллиардов в 2008 до 3,013 миллиардов в 2009 – рост на 27%. На Англию пришлось 16% общей прибыли, выросшей с 1,150 миллиарда до 2,402 миллиардов за тот же период – рост на 55%. И оба эти рынка представляют собой карточный домик.

Посмотрим на Бразилию. В октябре 2007 года Сантандер завершил сделку с ABN Amro, что позволило ему выйти на лидирующие позиции в банковской системе страны – крупнейшей в Латинской Америке, экономически и географически. В результате сделки Сантандеру достался Banco Real, бывший филиал ABN Amro. В результате Сантандер стал третьим по величине банком бразильской банковской системы.

Завершена энергичная деятельность Сантандер по «строительству республики Сантандер в Бразилии Лулы», как выразился Блумберг. Как в свое время писал EIR, Сантандер потратил почти миллиард долларов на избирательную кампанию Лулы и открыл кредитную линию на два миллиарда после того, как другие иностранные банки перестали кредитовать Бразилию, опасаясь, что Лула объявит дефолт по государственным долгам.

В начале 2007 года Сантандеру удалось протолкнуть двух своих «бывших» работников, Мигуэля Хорхе и Марио Тороса, на важные посты, соответственно министра торговли и директора по денежной политике центрального банка. Когда 17 сентября 2007 года президент Лула де Силва встречался с испанским премьером Хосе Луисом Родригесом Запатеро, присутствовавший лучезарно улыбающийся президент Сантандера Эмилио Ботин нежно облобызался с Хорхе.

Сантандер в настоящее время якобы рассматривает возможности покупки девятого крупнейшего банка Бразилии – Safra, которым владел скандально известный наркобанкир Эдмунд Сафра. Это позволит Сантандеру перейти с шестой ступеньки на четвертую и контролировать 13% бразильских банковских активов.

Как Сантандеру удается делать деньги в Бразилии?

А так же, как и другим: кормясь из общественного корыта спекулятивными операциями по «кэрри-трейд», которые обирают Бразилию до нитки.

Например: в 2009 году иностранный спекулятивный капитал наводнил бразильский рынок ценных бумаг (его объем за год вырос на 83%) и казначейских обязательств – по данным бразильского экономиста из сети Jubilee South чистый приток между мартом и октябрем 2009 года составил 80 миллиардов. Международные банки и спекулянты занимают деньги под нулевые проценты в США, Европе и Японии, а затем «инвестируют» их в бразильские государственные обязательства, всего под 8,75% годовых.

Но это даже не полдела. Бразильская валюта, реал, в 2009 году подорожала на 27%. Это означает, что спекулянты, разместившие доллары в январе 2009 года в государственных бумагах, в конце года получили на 35,75% больше долларов, чем ввезли – 27% за счет удорожания реала и 8,75% процентов. За счет чего может получиться такая невероятная маржа? За счет бразильцев, которых безжалостно грабят для выплат по государственным обязательствам.

Бразильский пузырь начался не в 2009. В 2004 году EIR писал: «Бразильская банковская система лежит на искусственном дыхании в министерстве финансов. Общественный долг Бразилии вырос к концу 2003 года до умопомрачительных 913 миллиардов реалов (311 миллиардов долларов по тогдашнему обменному курсу)… Это общественный долг под самые высокие проценты на планете».

Бразильские банки тогда наживались на этом, и продолжают заниматься тем же самым. Чистый долг бразильского общественного сектора составляет сегодня 1,345 триллионов реалов, на 44% больше, чем в 2003 году. А удорожание реала привело к тому, что в долларах этот долг возрос с 311 миллиардов до 770 миллиардов к концу 2009 года – на 138% за шесть лет.

И в эпицентре этого спекулятивного скандала банк Сантандер.

Сюрреалистическая недвижимость (surreal estate) в Испании и Англии

По мере того, как во второй половине 2007 года мировая финансовая система начала окончательно разрушаться, английские финансовые интересы начали использовать доверенный Сантандер для поддержки Сити. В конце 2007 года испанские банки, включая Сантандер, выпустили ценные бумаги, не имевшие сбыта, в основном это были токсичные активы из сектора недвижимости. Сделано это было с одной целью – для размещения их в Европейском центральном банке и получения новых займов, после того, как Европейский Центробанк ослабил требования к закладываемому имуществу. По сути, эта операция вылилась в спасение Европейским Центробанком испанских банков, а через них и их компаньонов за границей. Ларуш, зная о тесных связях банка Сантандер с домов Виндзоров, заявил тогда: «Они спасают британскую королевскую семью».

Суммы были ощутимые. Сообщалось, что только в декабре 2007 года испанские банки заняли через репо Европейского Центробанка 63 миллиарда евро. В марте 2008 года EIR писал: «На испанские банки приходится 9% объемов рефинансирования Европейского Центробанка, в то время как раньше на них приходилось всего 4-5%».

По сведениям Royal Bank of Scotland, контролирующего Сантандер, между серединой 2008 и до конца 2009 года испанские банки получили 27,7 миллиардов евро ликвидности. Это 12,1% всего объема новой ликвидности центробанка в еврозоне. Германия, почти в два раза большая Испании, получила приблизительно ту же сумму – 28,5 миллиардов евро.

У Сантандера достаточно токсичных активов в секторе недвижимости и других сферах деятельности, чтобы сплавить европейскому центробанку, да и любым простакам, которые пожелают их купить. Самый большой пузырь в Испании возник у девелоперов в секторе недвижимости, он оценивается в 450 миллиардов евро. Это больше, чем ипотечные проблемы. И около 10% этих активов приходится на Сантандер. Предполагается, что около 50-70% долгов девелоперов из общей суммы в 450 миллиардов евро-невозвратные. Ситуация настолько вышла из-под контроля, что президент Испанской ипотечной ассоциации Сантос Гонзалес объявил о фактическом банкротстве в речи 26 января 2010 года на собрании ассоциации застройщиков: «Сектор, не зарабатывающий, чтобы платить по долгам – банкрот».

В декабре 2009 года невозвратные долги в испанской банковской системе удвоились по сравнению с ситуацией годом ранее.

Испанские строители жилья и недвижимости близки к ликвидации, а с ними с лица земли исчезнут и банки, хранящие их обязательства. Генеральный юридический совет Испании предполагает, что количество ипотечных банкротств вырастет в этом году на 50%, со 115 000 до 180 000, – сообщает Property Wire, новостная служба недвижимости, и банкам придется списать со своих счетов 50% активов.

Ларуш заметил, что люди сильно недооценивают ситуацию.

Уже в 2009 году Сантандеру пришлось увеличить банковские резервы для покрытия сомнительных долгов на 1,45 миллиарда долларов, возникших от продажи IPO 16% своего бразильского филиала приблизительно на 2 миллиарда долларов. Предполагается, что Сантандер готовится к гораздо большему усыханию активов в 2010 году, и рассматривает возможность продажи 25% своих активов в Великобритании и США за те же IPO.

За 2007-2009 гг. Сантандер непосредственно вступил на британский рынок, особенно в обанкротившийся сектор недвижимости, используя в качестве платформы купленные в Великобритании банки Abbey, Bradford & Bingley, and Alliance & Leicester. По сообщениям газеты Guardian, к концу 2009 года на Сантандер приходилось до половины новых ипотечных договоров. Валовая сумма кредитов, включая перезакладывание собственности, составила до 20% от общего объема сделок.

Сегодня у банка Сантандер 1300 отделений в Великобритании, он обслуживает 15% рынка банковских услуг для физических лиц. В январе 2010 года Эмилио Ботин заявил, что ставит своей целью сделать банк первым по величине банком Англии по объемам рынка, прибыльности и рентабельности.

Таким трофеем Ботин и его английские покровители будут гордиться, даже если бы одновременно в небытие отправилась вся мировая финансовая система. Но синдром Сантандера – смертоносное жульничество, от которого патриоты России, Китая, Индии должны держаться подальше.

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 19 февраля 2010 года. Перевод Константина Бородинского.